Апокриф: Tomb Raider | эпоха Crystal Dynamics

Это вторая часть Апокрифа по Tomb Raider. Первую и объяснение того, что это за формат и как этот текст появился на свет, можно найти здесь. Заранее напомню, что если вам понравился текст, можно его лайкнуть через PayPal и Яндекс.Деньги.

Грандиозная перезагрузка

После катастрофического фиаско с Angel of Darkness Core потеряла право на серию (а вскоре и на существование), и Tomb Raider отдали в руки Crystal Dynamics, не зарекомендовавшей себя ни одной по-настоящему выдающейся игрой. Однако у Crystal Dynamics было четкое понимание огромной ответственности, возложенной на нее (для нее-то Tomb Raider не была рутиной, как для Core) и был прекрасный образец того, как делать нельзя в виде Angel of Darkness. Было понимание, что серия свернула не туда, что надо все чинить, исправлять. И наконец-то был доступен человек, который лучше всех знал, какой должна быть Лара Крофт, – Тоби Гард наконец выпустил Galleon, которую он делал все то время, за которое Eidos выпустила со второй по шестую части TR, она провалилась, Гард ушел на вольные хлеба и был нанят консультантом к разработчикам первой перезагрузки Tomb Raider. А позвал его в Crystal Dynamics Даг Черч, один из ключевых разработчиков ранних «иммерсив симов», приложивший руку к ключевым механикам седьмой Tomb Raider.

Я обо всем этом говорю не просто так. Читатель ведь может подвергнуть мои слова сомнению: кто такой этот автор, чтобы говорить о важности кадрового вопроса, о том, какой должна быть Лара Крофт и игры про нее? Да вот только сами же разработчики, взявшиеся воскрешать прогнивший сериал и в этом преуспевшие, по всем трем ключевым пунктам оказались со мной согласны.

Лара Крофт в седьмой части Tomb Raider – снова Легенда, и это легло в название самой игры. Она вновь играет со смертью, она отправляется в безумные авантюры, она может похвастаться связями с влиятельными людьми, она бесстрашна и милосердна, разговорчива и остроумна, хорошо образована и находчива. Лара – снова супергероиня, и первые же минуты игры это нам раскрывают: от заставки, в которой ее меньше чем за минуту показывают десятки раз в стиле «Джеймса Бонда», до первого появления героини в игровой катсцене, где она лезет по отвесным скалам над облаками. «Знаешь, я думаю, ты забыла снаряжение для скалолазания специально», – говорит ей по рации собеседник. «Это как забираться по лестнице, – парирует Лара, едва не сорвавшись в пропасть, – только куда менее скучно». Пара реплик диалога – и портрет героини готов.

Continue reading «Апокриф: Tomb Raider | эпоха Crystal Dynamics»

Апокриф: Tomb Raider | эпоха Core Design

За единственным исключением я не писал «Апокрифов» с 2013-го, со времен «Страны Игр», поэтому самое время для объясняющего все вступления. Само название родилось, когда коллеги выразили мне недовольство тем, что я высказывал свое довольно радикальное мнение в рамках материалов, не обозначенных отдельно как авторские. Тогда я решил – пусть мое мнение будет подчеркнуто апокрифичным, раз оно идет вразрез с тем, что думают мои коллеги. И под этим заголовком я представил свой разбор серий Resident Evil и Silent Hill – не типичную «историю серии», а личный оценочный взгляд на их эволюцию, на то, что составляет их суть, и на те моменты, где все пошло не так. Эти же задачи я ставлю перед собой и с этим новым «Апокрифом», посвященным циклу Tomb Raider.

И первым делом, конечно, надо назвать ключевые составляющие Tomb Raider – то, без чего ее невозможно себе представить. В геймплее это платформинг, головоломки и перестрелки. В антураже – древние гробницы и псевдоархеология. И последнее, но при этом, пожалуй, самое важное – главная героиня, отважная британская аристократка Лара Крофт. С нее и начнем.

Continue reading «Апокриф: Tomb Raider | эпоха Core Design»

Про diversity

Эта тема в последние годы обрела поистине всепоглощающие масштабы, поэтому, как мне кажется, о ней высказаться просто необходимо. Так вот,

Diversity – это хорошо.

Diversity – это разнообразие, а это качество в абсолютном большинстве случаев приносит пользу. Даже если смотреть на вопрос исключительно с точки зрения потребителя: отсутствие разнообразия означает одинаковость, застой, скуку; с другой стороны, что-то новое – это априори интригующее и потенциально дарящее новые положительные эмоции. Разнообразие героев создает динамику между ними: никакой драматург не делает всех персонажей однотипными. Разнообразие жанров позволяет виду искусства затронуть все больше и больше людей. Чем больше разнообразия в произведениях, тем больше шанс, что хоть какое-то из них срезонирует, например, именно с вами; тем больше шанс, что вы откроете для себя новые горизонты.

Сейчас слово diversity стало подразумевать толерантность и инклюзивность.

Годы традиции, исключающей людей неправильного пола/расы/ориентации, прошли, и сейчас их стараются компенсировать, по возможности всех везде включая. Это вполне логично с точки зрения прививания толерантности тем, кто еще имеет какие-либо предубеждения перед той или  иной категорией людей: в конце концов, противоположность дискриминации – нормализация, и включая самых разных людей в те или иные произведения искусства, мы показываем, что они хоть и отличаются от нас, но это нормально. Как гласит поговорка, it’s okay to be gay. На мой взгляд, такой подход действительно работает: ведь люди с предубеждениями часто представляют себе меньшинства в виде неприятных карикатурных стереотипов, и чем больше обратных примеров они будут видеть, тем менее они будут убеждены в том, что их картина мира верная.

В чем же проблема?

Корень проблемы легко разглядеть в самоопределении людей, которые сейчас громче всех продвигают эту самую diversity. SJW – воины за социальную справедливость – во-первых, воины. То есть они вовсе не планируют вести диалогов или кого-то переубеждать; на войне пленных не берут, и противника надо уничтожить, заклеймить биготом, добиться его увольнения и вычеркивания из анналов истории. Противником может быть кто угодно: настоящих расистов/сексистов ведь в зонах обитания SJW не так много, поэтому обычно козлами отпущения становятся кто-то из недостаточно рьяных союзников или же провинившиеся какой-то мелочью. Такие ярые методы борьбы с мельчайшим инакомыслием не могут не находить отторжения у многих сторонников толерантности и инклюзивности и естественным образом плодят число их противников.

Вторая же проблема – в том, что сражаются эти воины именно что за социальную справедливость. Не за равенство. Равенства им мало: им нужна компенсация. Они выбирают традиционно «дефолтную» социальную группу – белые цисгендерные гетеросексуальные мужчины – и фактически легализуют дискриминацию против нее, объясняя это тем, что эта группа угнетает все остальные, и ради социальной справедливости надо ее «раскулачить» как следует. Фактически они практикуют тот же самый расизм и тот же самый сексизм, прикрываясь при этом слоганами вида «обратного расизма не существует». Конечно, не существует: открытая ненависть к белым на основании их расы – это самый обычный расизм, это та самая дискриминация, с которой собрались бороться те, кто выступает за толерантность и инклюзивность. И это, безо всякого сомнения, также множит число противников diversity: в конце концов, многие SJW выступают уже не против расизма, а просто против белой расы.

Иными словами, все, что делают SJW, – это отравляют жизнь всем вокруг, одновременно с этим подрывая сами принципы, на которых основывались все движения за толерантность и инклюзивность. Принципы равенства, непредвзятости, меритократии. Вспомните знаменитую речь Мартина Лютера Кинга и осознайте, какой огромный вред в том числе и его наследию наносят эти «воины».

Continue reading «Про diversity»

Про Gamergate, Медузу и культурный коллапс США

В эти дни движению GamerGate исполняется три года. Мой прошлый пост на эту тему был ровно полтора года назад и, в принципе, дополнить можно его мало чем: разве что привести побольше примеров.

Тот пост я закончил утверждением о том, что геймергейт выступает:

  • против насильственного насаждения политкорректности и радикально левых ценностей в целом
  • за высокие этические нормы в прессе
  • против лжи.

Геймергейт фактически был первым фронтом борьбы с проблемой, охватившей Запад в целом и Америку в частности — поэтому некоторые люди, проваливающие все эти три критерия, в своих текстах вину за избрание Трампа президентом возлагают именно на геймергейт, что, конечно же, очень смешно.

Геймергейт был реакцией, и массовая поддержка Трампа также была реакцией на ровно то же самое, те же три пункта: очумелое насаждение «прогрессивных» ценностей, полный моральный коллапс мэйнстримовой прессы и постоянная ложь в попытках стигматизировать неугодных.

За прошедшие полтора года этот тренд лишь усугубился: радикальные левые, полностью захватившие дискурс, занимаются, кажется, исключительно поиском поводов оскорбиться, устроить очередную охоту на ведьм и вывести на чистую воду еще одного врага народа. Они бросаются на всех подряд: если брать только связанные с играми кейсы за последние полгода (которые я могу вспомнить за полминуты), мы получим:

  • Пьюдипая, которого обвинили в нацизме за шутки и лишили его контрактов и целого снятого сезона его шоу
  • ДжонТрона, который посмел иметь неугодные взгляды и которого выкинули из игры, где он озвучивал какую-то там роль
  • Тима Сорета, который три года назад писал правду про геймергейт и призывал людей быть спокойными и обсуждать все друг с другом, смешали с дерьмом прямо во время Е3, сразу после показа его The Last Night (самой круто выглядящей новинки с этой Е3, напомню), и заставили его нелепо извиняться в следующем эфире за какие-то свои твиты
  • Ника Робинсона, сотрудника Полигона, единственное преступление которого заключалось в том, что он много флиртовал в личных сообщениях с девушками, а некоторым из них этот флирт потом показался не очень хорошим: его уволили
  • Лору Кейт Дейл, трансженщину и редактора Kotaku UK, прямо сегодня вот вытравили из твиттера за то, что она как нормальный журналист взяла интервью у ТоталБискита как крутого ютубера; на нее обрушилась адская волна критики просто за то, что она дала Бискиту (человеку, не осудившему геймергейт) возможность высказаться на ее сайте.

Они съедают своих же.

Для них даже проявление какой-то толерантности к инакомыслящим — само по себе преступление, заслуживающее острейшего порицания.

Они самые настоящие экстремисты, желающие расправы над всеми неугодными. И чем больше накаляется градус экстремизма слева (а нет сомнения в том, что проблема пошла оттуда: в конце концов, вся топовая пресса придерживается этих взглядов), тем более экстремистскими становятся их противники. И в том, что сейчас в Шарлоттсвилле начались жестокие столкновения с участием людей со свастиками и зигами (о подобных случаях я не слышал ни разу за все годы, что слежу за новостями в Интернете), виноваты в первую очередь те, кто до этого называл нацистами практически всех неугодных людей. Геймергейт, Пьюдипай, Трамп, люди хоть сколько-либо консервативных взглядов, а в итоге и те, кто просто недостаточно сильно осудил тех, кого толпа подняла на вилы ранее — всех называют нацистами или им симпатизирующими. Примеры лежат буквально на каждом шагу. В общем, обо всей этой ситуации идеально вот этот клип рассказывает, это, пожалуй, вообще мое любимое произведение по мотивам всего происходящего:

И всему этому потворствует пресса: я бы даже сказал, что в большинстве случаев она является зачинщиком, она сама разжигает ненависть к инакомыслящим, перевирая и подтасовывая факты. Складывается впечатление, что это делает практически вся «прогрессивная» пресса, словно идеология всегда и везде ставится превыше этики. Особенно в этом плане меня удивила «Медуза», опубликовавшая в мае (когда поводов не было совершенно) отвратительный и лживый текст про геймергейт. Дальше я пройдусь по нему подробнее, с опровержениями конкретных тезисов.

Continue reading «Про Gamergate, Медузу и культурный коллапс США»